Телефон экстренной службы - 103
Главная » 2014 » Октябрь » 15 » Минский вирусолог: Беларуси Эбола не грозит


22:19
Минский вирусолог: Беларуси Эбола не грозит

Если соблюдать простые правила безопасности, то все будет в порядке.

Защищенные сотнями километров от африканского континента, белорусы при упоминании об умерших от Эболы четырех тысячах либерийцев как будто испытывают некоторое щемящее чувство внизу живота, а как будто и не реагируют на происходящее. Смерть Томаса Эрика Дункана, приехавшего погостить в Даллас к американским родственникам, гибель от лихорадки сотрудника ООН в Лейпциге, госпитализация пациента с подозрением на Эболу в польской Лодзи — эти факты уже приближают призрачный вирус к Беларуси. В минском аэропорту даже устраивают формальные учения: смотрите, мы закупили новые термометры, полностью готовы к нашествию любой лихорадки… Стоит ли нам действительно опасаться? Грозит ли человечеству гибель от эпидемии подобного неизлечимого вируса? Ответы на эти вопросы Onliner.by искал вместе с профессором, доктором медицинских наук, заведующим лабораторией биотехнологии и иммунодиагностики особо опасных инфекций РНПЦ эпидемиологии и микробиологии Александром Владыко.

— Что представляет собой вирус Эбола? Знают ли о нем что-нибудь в Беларуси?

— Это вирусное инфекционное заболевание, которое входит в число особо опасных. Существует целое семейство таких вирусов, к которым относятся, например, вирус Ласса и Марбургский вирус. Во время эпидемических вспышек ВОЗ объявляет эти инфекции карантинными. В Беларуси закупили на такой случай изолирующие носилки, а в инфекционных клиниках организовали специальные боксы для пациентов. Хотя конкретно Эбола не передается воздушно-капельным путем. Об этом говорит анализ нынешней вспышки.

Наш центр занимается этими инфекциями с 1978 года. Во времена Советского Союза работали три лаборатории, более ста человек в штате. Отдельная лаборатория существовала в Гвинее. Там советские вирусологи и микробиологи изучали вирус Ласса в природных очагах, потому что уже тогда речь шла о биобезопасности страны.

Сегодня в Минске остались две лаборатории и около тридцати сотрудников. После развала СССР в течение 15—16 лет все разработки были приостановлены. Наше существование называлось «музейной работой». Но в 2006 году нам повезло: новый заместитель министра здравоохранения Валентина Качан бывала в Африке, своими глазами видела происходящее, знала, как распространяются вирусы. Она сказала: «Нужно этими вещами заниматься, чтобы предотвратить угрозу». Нам выделили финансирование. Сейчас мы разработали и используем препараты нового поколения для диагностики пациентов, приезжающих к нам из африканских стран, входящих в зону риска.

Плюшевую китайскую игрушку в виде Эболы Александр Владыко привез из командировки.

Произошла смена очагов инфекции. Сейчас вирус Эбола передается от крыланов — плодоядных летучих мышей, обезьян и других животных, вплоть до дикобразов. Но основным источником последних вспышек являются именно крыланы. В Беларуси есть летучие мыши, но они насекомоядные, так что переносчиками вируса быть не могут. За последнее время у нас в стране было семь случаев, когда тепловизоры в аэропорту сработали, и мы подозревали прилетевших из Африки граждан в том, что они заражены Эболой. Например, у двух молодых людей из Нигерии тепловизоры засекли температуру тела 37,6 градуса. Их тут же изолировали. Но во всех семи случаях подозрения оказались беспочвенными: мы не обнаружили ни антигенов, ни антител, ни каких-либо возбудителей вируса. Могу вас уверить, что Беларуси не грозит эпидемия Эбола. Как и всему человечеству не грозит вымирание от вируса: всегда найдутся те, чей организм устойчив к заразе.

— Как понять, что человек болен лихорадкой Эбола?

— Сначала симптомы те же, что и при гриппе. Но отличительная черта — очень высокая температура, которая появляется сразу же. Сильные головные боли, рвота, понос. Это сразу настораживает. Потом появляются геморрагические проявления, кожные высыпания. Если инфекция развивается, то все сосуды в организме человека становятся проницаемы для крови. Получается, внутренние органы начинают кровоточить. Из носа, ушей, глаз и так далее начинает сочиться кровь. Даже рвота идет с примесью крови, алого цвета. Страшная картина, конечно. В итоге человек погибает от большой потери крови и повреждений внутренних органов. Терапии пока нет, вакцины от Эболы не существует, даже в высокоразвитых странах. Подтверждают это последние случаи гибели пациентов в США и Испании. Для лечения людей пока использовали даже не вакцины, а экспериментальный препарат, созданный на основе моноклональных антител. Летальность по последней вспышке Эболы — около 50%. То есть из 100 заболевших 50 человек выживают.

Очаги нынешней инфекции никак не удается погасить из-за человеческого фактора. Что я имею в виду. У африканцев есть такой обычай: умершего нельзя хоронить до тех пор, пока в течение нескольких дней все родственники и друзья не простятся с покойником. И каждый обязательно должен прикоснуться к трупу, иначе мертвец придет за ним. Таково поверье. Кроме того, либерийцы, напуганные Эболой и переживающие из-за того, что врачи не дадут похоронить родственника «по-человечески», прячут близкого человека, не признаются, что он болен, и хоронят его втихаря.

— Действительно ли лихорадка Эбола настолько опасна? Или шум вокруг нее — это следствие паники от незнания?

— Не нужно ни преувеличивать, ни преуменьшать опасность Эболы. С одной стороны, вакцины или химиотерапии против нее не существует. В отличие от гриппа, лихорадку Эбола нельзя вылечить. Это нужно понимать. С другой стороны, известно, что вирус содержится в крови, рвоте, кале. Через эти и только через эти жидкости он передается. Еще в научной литературе встречается описание случаев, когда инфекция через семенную жидкость выздоровевших передавалась в течение 7 недель и даже до 90 дней. Но описаний случаев, когда инфекция передавалась бы через пот или неповрежденную кожу, нет. Если медикам соблюсти простые правила безопасности, не забыть надеть сменные маску, очки, халат, бахилы, перчатки, то все будет в порядке.

И еще один важный момент, который естественным образом вытекает из анализа этой и других недавних вспышек инфекционных заболеваний, таких как свиной и птичий грипп, SARS, СПИД, геморрагическая лихорадка с легочным синдромом. Нельзя бездумно вмешиваться в природу. Всегда будет ответная реакция — и не всегда с хорошими последствиями. Один только пример. В послевоенные годы в омские леса в охотничьих целях была завезена ондатра. Благо места́ для ее размножения этому благоприятствовали. Через несколько лет появилась опасная для человека вирусная инфекция — омская геморрагическая лихорадка. Прежде чем вырубать леса, осушать болота, осваивать новые территории, нужно всегда помнить о природе и последствиях для флоры и фауны. В Китае во времена так называемой культурной революции для сохранения посевов уничтожали воробьев. В результате произошел «сдвиг» в природе в пользу насекомых. Это очень наглядный пример. Хотели как лучше…

Паника, как известно, всегда создается от незнания. Но везде должен быть здравый смысл. Если врачи будут соблюдать рекомендованные инструкции и меры предосторожности, то они не заразятся и вирус дальше не перейдет. Главное сейчас — как можно раньше выявить пациента. Для этого мы, медики, и работаем.

Категория: Медицинские новости Беларуси | Просмотров: 639 | Добавил: feldsherssnmp | Рейтинг: 5.0/2


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]